Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Чтобы печники не переводились



«Свой бизнес – это и есть увлечение!» – искренне считает усольчанин Сергей Репин, член гильдии печников Санкт-Петербурга и Ленинградской области, печник по призванию и настоящий мастер своего дела, которое он не просто хочет, жаждет передать ученикам. По большому счету именно для этого он и организовал собственное предприятие.

Кадровый голод
Предпринимателем Сергей Репин стал совсем недавно: бюджетную субсидию по самозанятости получил в начале июля. До этого он работал водителем и механизатором. Несколько лет копил деньги, постепенно покупал необходимое оборудование, налаживал связи с поставщиками кирпича, печной и каминной фурнитуры, общался с российскими печниками по Интернету, ездил на семинары в Петрозаводск, перенимал опыт даже у финнов. И сам выступал на семинарах с собственными наработками и, между прочим, печатался в различных профильных журналах. Казалось бы, отличный старт, все подготовлено, только работай. Но…
– Я не просто хочу освоить этот бизнес, – говорит Сергей Владимирович, – я хочу память о себе в этом мире оставить. Научить людей тому, что знаю сам, чтобы печных дел мастера в наших краях не переводились. Печи делать очень сложно, это ведь не просто кирпичная кладка, это настоящее искусство. Кроме математических и физических расчетов, здесь еще необходимы интуиция, творческое чутье, чувство меры и красоты. Самое главное у печи внутри, то, что глазу не видно. Именно от конструкции зависит ее теплоемкость и экономичность. Я готов раскрыть многие свои секреты, лишь бы у людей было желание учиться и работать. Но далеко не каждый готов ездить по деревням и поселкам, жить в спартанских условиях. Печник работает и всегда мерзнет – это после него тепло остается.
По программе «Стажировка» Сергей Репин взял на свое предприятие троих из числа официальных безработных. При собеседовании они уверяли, что печному делу обучаться хотят, что кирпич для них не диковинка и, как с ним обращаться отлично знают.
Только на деле все оказалось по-другому. Один через два дня пришел на работу пьяным и ушел в запой, второй тоже исчез. Остался только бывший футеровщик.
– Я на него такие надежды возлагал, – сетует мастер. – Отправил класть печь по своему проекту, где каждый кирпич пронумерован. Все объяснил. Проще уже некуда – клади, если ты футеровщик. Но оказалось, что он вообще ничего не умеет: даже на подсобника не годится. Грузчиков, землекопов, каменщиков найти всегда можно, а печника – сложно.
По максимуму печь кладется за две с половиной недели, по минимуму – за полторы. Но нерадивый ученик работу на месяц растянул. Сергей Репин заплатил ему девять тысяч рублей, как обещал (договор есть договор) и отправил восвояси. Нет, мастеру ленивые и недисциплинированные ученики не нужны, хотя он один с заказами не справляется.
Правда, собираются двое из Кудымкара приехать, да что-то автомобиль никак наладить не могут.

Заказчики испорчены шабашниками
А Сергею Владимировичу некоторое время не до учеников будет. Собрался в Полазну. Его пригласила заказчица, которая долго искала по всему краю настоящего печника. И только технология и материалы Репина совпали с желаниями требовательной дамы.
Сергей Репин не работает с местным кирпичом, давно предпочитает витебский. Хорош тем, что не колется, потому что сушится в естественных условиях, ведь в Белоруссии долгое лето. Еще в планах мастера получать кирпич из Латвии, в который, как в старину, добавляют яичный желток. Сергей Владимирович показывает образец, слегка ударяет по нему молотком и раздается тонкий мелодичный звон.
– Вот это качество! – восхищается он, – из такого кирпича печь века стоять будет. Но цена его, конечно, немаленькая.
К большому сожалению, не все заказчики это понимают. Сергей Репин считает, что они просто испорчены шабашниками. А настоящее качество дешевым не бывает.
– Иногда люди сами не знают, чего хотят. Недавно мне заказали барбекю, – продолжает мастер, – я две недели работал над проектом, а заказчики говорят, что это вы нам бумажки показываете? А что так дорого? Нет, вы нам сделайте так, чтобы габариты остались прежними, а кирпича меньше ушло.
У Сергея Владимировича много знакомых, которые хотят, чтобы именно он сложил им печи на дачах, и все просят скидку по знакомству. «Но так я назавтра разорюсь», – неизменно отвечает он.
Печи Репина стоят немало из-за дорогих расходных материалов и их обработки. Кирпич необходимо нарезать по проекту на специальном станке, снять фаску по периметру лицевой части, сделать скос или округление торца, в зависимости от модели. Сама же кладка – видимая заказчиками часть работы печника – составляет всего пять процентов.
Кстати, он справлялся у финнов, почему у них печи тоже дорогие? Да потому что качественный материал, отвечали ему, и труд печника очень ценится.
– А у нас труд печника оценивается также, как труд каменщика, – резюмирует мастер. – Финскую гильдию печников государство поддерживает, а в России этим энтузиасты занимаются. Большинству людей, проживающих в благоустроенном жилье, этого не понять, но проблема существует.

Стоп ценам
Чтобы остаться на плаву предприниматель вынужден сдерживать цены на обработку кирпича.
– Недавно был в магазине стройматериалов, – говорит Сергей Владимирович, – так вот там один рез металлического уголка стоит 30 рублей. Режут дешевыми шлифмашинками: дисками по 40 рублей. Чтобы снять фаску по периметру кирпича, надо провести четыре операции. У меня каждый рез стоит 17 рублей. Притом что диски для резки камня и кирпича стоят 7-8 тысяч рублей и каждого хватает всего на три печи. Получается, что обработка двух поддонов кирпича – 600 штук – стоит 10 200 рублей. А если я буду брать за каждый срез как в магазине, то сумма возрастет до 18 000 рублей. Плюс у меня новый импортный станок по обработке кирпича за 60 тысяч рублей. На кирпич все запасы денежные истратил, да еще и занял. Но кредит мастер брать остерегается даже на самых выгодных условиях.
– Вот если бы у меня постоянно две бригады печников работали, – на мгновение задумывается он, – то, наверное, взял бы. Но сейчас в моих планах получить лицензию. 18 тысяч надо. Это раньше наше ремесло относили к народным промыслам, теперь нужна лицензия на знание противопожарной безопасности, которую печнику выдает МЧС.

Печник и конструктор
К печному бизнесу Сергей Владимирович Репин шел всю жизнь. Еще мальчишкой помогал класть печи деду, потом отцу. Репины были известными печниками в Усолье. Но не давала ему покоя одна мысль: почему они кладут одинаковые печи? Впрочем, по словам Сергея Владимировича, в наших краях и сейчас печники используют только две технологии: делают стандартные типовые печи советских времен, и ничего больше знать не хотят.
Сергей Репин пошел гораздо дальше. Печное дело стало его хобби. Мастерству печной кладки учился самостоятельно по книгам и журналам. О печах он может говорить часами и знает о них удивительно много. Сергей Владимирович считает, что никакие технические средства и прочные металлы не способны полностью заменить историческую технологию строительства печи. Более 30 лет он кладет уникальные печи разных времен и народов, применяя современные технологии. И уже десять лет сам конструирует печи и разрабатывает собственные проекты с высоким уровнем комфорта.
В планах мастера делать готовые комплекты, в которых каждый кирпич идет под номером, чтобы любой печник смог сложить печь или камин играючи, как ребенок собирает конструктор.
К сведению
Виктор Пчелкин, председатель Гильдии печников Санкт-Петербурга и Ленинградской области: «В общем, если перефразировать известное выражение, то в новом варианте оно могло бы звучать так: можно бесконечно долго смотреть на то, как бежит вода, горит огонь и как печники работают над строительством камина».
Ольга КОНОВАЛОВА

Как вырастает художник


Жанна Заграбова о времени и о себе
С 20 мая по 10 июля Березниковский историко-художественный музей им. И. Ф. Коновалова приглашает на персональную выставку живописи Жанны Заграбовой «Фантазия реальности». Художница посвящает ее памяти мужа, Николая Николаевича Заграбова. «Вечерка» публикует воспоминания Жанны Александровны и ее размышления о мире искусства. Collapse )

«Пермские боги»


Игорь Грабарь в экспедиции по нашему краю
Первый директор созданной в 1923 году в Перми художественной галереи Н. Н. Серебренников сразу отправился в экспедицию по краю для сбора экспонатов и привез 16 деревянных скульптур. Всего экспедиций было шесть. Коллекция из 324 предметов оказалась уникальной, и весть о «пермских богах» разнеслась далеко за пределы Перми. Собиратель древнерусского искусства И. Э. Грабарь списался с Серебренниковым и попросил его взять одну из экспедиций. Тот с радостью согласился.Collapse )
Геннадий ВЕРЕВКИН


Грабарь Игорь Эммануилович (1861-1960). Живописец, искусствовед, народный художник СССР, действительный член Академии наук СССР, профессор Московского университета. Грабарь учился в Петербургской Академии художеств у И. Е. Репина и продолжал учебу за границей в Мюнхине в знаменитой школе Ажбе. Вернувшись в Россию, он сразу привлек внимание жизнерадостными и мажорными по цвету, пронизанными светом пейзажами, воссоздающими в каждом из полотен обобщающий образ русской природы – «Сентябрьский снег», «Февральская лазурь», «Мартовский снег». Потом он создает натюрморты, жанровые картины, портреты, но основным в его работе остался пейзаж.
Грабарь – автор монографий о Репине, Серове, Левитане. Он был инициатором издания, редактором и автором важнейших разделов первой «Истории русского искусства» в шести томах (1909-1916). В 1913-1925 годах Грабарь возглавлял Третьяковскую галерею, где перестроил экспозицию по историко-художественному признаку и издал каталог.
Но, наверное, главная заслуга Грабаря – постановка реставрации произведений искусства на научную основу. До этого реставрация проводилась неумело, многое было испорчено. В 1918 году он создал ВХНРЦ (Всероссийский художественный научно-реставрационный центр), который существует по сей день, носит его имя и который он долго возглавлял.

Принцесса оперетты



Бывшая граффитчица и поклонница рэпа Людмила Локайчук не мечтала петь арии

В рамках проекта «Молодые таланты Урала» в Березниках с гастролями побывала студентка пятого курса Уральской консерватории, солистка Свердловского академического театра музкомедии, лауреат всероссийских и международных конкурсов Людмила Локайчук. Грациозная, артистичная, с неподражаемым колоратурным сопрано, она произвела настоящий фурор на сцене Культурно-делового центра. Collapse )
Татьяна ДЕЛЬ


Кстати:
Людмила Локайчук – победительница Всероссийской вокальной олимпиады в Екатеринбурге. Получила диплом за лучшее исполнение зарубежной арии.
Лауреат внутривузовского вокального конкурса в Уральской государственной консерватории.
Обладательница первой премии Международного конкурса в Италии «Искусство XXI века. Музыкальное искусство и педагогика».
Лауреат Московского Международного конкурса молодых артистов оперетты «ОпереттаLand», организованный и проведенный фондом Герарда Васильева по сохранению и развитию жанра оперетты и продюсерским центром «АртСимфони» при поддержке Департамента культуры города Москвы, театра «Московская оперетта», Союза театральных деятелей России и центрального Дома актера.
Кумиры: Натали Дессей, Анна Нетребко, Татьяна Шмыга.


На снимках:
Людмила Локайчук в премьере спектакля Оффенбаха «Рыцарь – Синяя Борода». Свердловский театр музкомедии. Декабрь 2010.
С мужем Александром.